Скорость гниения подстилки

Как мы сказали выше, весьма значительна; это положение мы основываем на германских исследованиях над количеством лесной подстилки, опадающей ежегодно в накопляющейся в течение нескольких лет.

В среднем выводе из исследований над насаждениями раз­ных возрастов и в разных местах (всего из 172 наблюдений), количество ежегодно опадающей подстилки в буковых лесах составляет около 4100 кг на гектар, или 270 пудов на десятину. В три года накопляется подстилки в среднем выводе 8160 кг на гектаре, или 458 пудов на десятине. В шесть лет количество накопляющейся подстилки состав­ляет 8470 кг на гектар, или 560 пудов на десятину. Наконец, в охраняемых особенно лесах, где лесная под­стилка лежала долгое число лет, количество ее было 10 420 кг на гектар, или 690 пудов на десятину.

Разделивши последнюю цифру на величину ежегодного прироста подстилки, мы получим 2.52 следовательно, количество лесной подстилки, накопляющейся в течение дол­гого ряда лет, только в два с половиною раза превышает еже­годный прирост ее, а это показывает, что из накопляющейся к концу осени данного года подстилки в следующем году раз­лагаются 40% этого запаса. Посмотрим, согласуются ли с этим цифры для трехлетнего и шестилетнего запаса подстилки:

Эти вычисленные цифры согласуются с действительными, насколько вообще могут согласоваться цифры при том условии, что в течение трех и шести лет могут случаться значительные разницы в разложении; таким образом, принятый нами размер разложения в 40% существующего запаса может считаться для буковых лесов Германии близким к действительности.

Такой же характер имеют данные о накоплении подстилок в хвойных лесах, но для нас собственно важны в этом случае не точные цифры подобного рода, а только приблизительные. Предположим, что буковый лес представляет особенно благо­приятные условия для разложения и что в лесах другого рода, например липовых, дубовых и т. п., условия эти будут вдвое, даже вчетверо хуже, чем в буковом лесу, и при таких, заведомо не соответствующих действительности, неблагоприят­ных условиях мы получим тот же результат. При разложении, составляющем 20% запаса, накопление подстилки может рав­няться пятерному ежегодному приросту ее; при 10% разлагаю­щейся подстилки весь запас ее может быть вдесятеро более ежегодного прироста. Несмотря па то, что, по оценке Эбсрмайера, бук дает большее количество листвы, чем другие деревья, предположим, что ежегодный прирост подстилки в других ле­сах будет равен 300 пудам; в таком случае органическая масса подстилки может дойти до 3000 пудов на десятине, что по отношению к слою почвы толщиною в 1 фут составит менее 1%г т. е. накопление органических веществ произойдет далеко не в той степени, как нужно для образования чернозема.

Все предыдущие расчеты основаны, как сказано, на герман­ских наблюдениях. Относительно этого могут возразить (и, дей­ствительно, такие возражения были), что в русских лесах условия накопления лесной подстилки могут быть иные. Хотя предположение это насчет различия условий совершенно не­вероятно, так как вычисления эти сделаны для бука, дающего наибольшее количество подстилки, однако я для большей убедительности произвел настоящим летом исследования над количеством лесной подстилки в искусственно разводимых лесах в черноземной области, главным образом, в Великоанадольском лесничестве, где в точности известен возраст раз­личных насаждений, а следовательно, и время накопления подстилки.

Нужно заметить прежде всего, что я был удивлен тем, что подстилки накопляется так мало. Весьма немного можно найти насаждений, где бы подстилка составляла сплошной покров почвы; в большинстве случаев она лежит только местами, в виде очень тонкого слоя, и наполовину почва совершенно открыта. В насаждениях молодых, хотя уже хорошо оттеняющих почву, но таких, где нижние сучья еще не засыхают и не обла­мываются, подстилки в большинстве случаев совсем нет.

Для определения количества подстилки я выбрал два места в насаждениях 30—35 лет, из которых на одном подстилки было более, чем где-либо в другом месте дачи; на другом количество подстилки по глазомерной оценке казалось средним. На обоих местах найдено: Нужно заметить при этом, что наибольшая масса подстилки в этом лесу вообще состоит из обломков полуперегнивших сучьев и содержит сравнительно ничтожную часть остатков листьев. Полученные мною цифры показывают, что в наших южных губерниях количество подстилки таково, что предыдущие рас­четы, основанные на германских исследованиях, могут быть отнесены и к России. Если, кроме подстилки, принять в расчет прирост стволов и сучьев, предполагая, что старые деревья падают и сгнивают на месте, как это бывает в совершенно диких лесах, то полученные нами результаты не изменяются.

В 100-летнем лесу на очень хорошей земле нельзя считать древесный запас выше 80 куб. саженей, следовательно, сред­ний годовой прирост равняется 0.8 куб. сажени, или почти 275 куб. футов. При удельном весе в 0.6 кубический фут совер­шенно сухой древесины будет весить 1 пуд. Следовательно, годовой прирост дерева составит 275 пудов. Причисляя его к подстилке, мы найдем годовой прирост около 600 пудов на де­сятине; при разложении, равном 10%, это даст возможный за­пас на десятине до 6000 пудов, что по отношению к слою почвы толщиною в 1 фут составит менее 2%. Просачивания органических веществ в почву в заметных количествах не происходит; это, как мы видели выше, выска­зано уже по отношению к лесной почве г. Докучаевым, хотя он приписывает этот результат влиянию ошибочно предпо­лагаемой им плотности лесной подстилки. Из всего этого следует, что органические вещества, собираю­щиеся на поверхности лесной почвы, в каком бы большом раз­мере ни прирастали они ежегодно, не могут накопиться в таком количестве, чтобы в значительной степени обогатить почву