Отношение между весом сучьев и листьев а подстилке

Я пока не определил отношение между весом сучьев и листьев а подстилке. С настоящего года начаты исследования над количеством опадающей ежегодно листвы и накопляющейся за долгое время под­стилки в лесах разных местностей России. Исследования над ее количе­ством, составом и разложением опубликованы будут, однако, не ранее как через два года.

Органическими веществами. В предыдущих рассуждениях, как я надеюсь, мы находим полное и правильное подтверждение и объяснение замечанию Ляйэля цитированному г. Доку­чаевым: «покрывающие сушу леса могут быть так же густы и высоки, как в Бразилии, и населены мириадами четвероно­гих, птиц и насекомых, и все-таки по окончании десяти тысяч нет пласт чернозема в несколько дюймов толщиной составит единственный остаток от всех этих мириад деревьев, листьев, цветов и плодов, от бесчисленных скелетов птиц, четвероногих и пресмыкающихся, населяющих плодородные пространства».

Мы рассмотрели только те органические вещества, которые образуются и накопляются поверх почвы; но кроме того, их корни представляют еще новый источник накопления органи­ческих веществ. Источник этот весьма не обилен: при густом росте деревьев масса сучьев составляет у разных лиственных древесных пород от 5 до 15% массы ствола (у хвойных ещё меньше). Развитие корней у деревьев во всяком случае нахо­дится в условиях менее благоприятных, чем развитие сучьев, и должно составлять, несомненно, меньшую массу. Но если мы даже возьмем большую массу корней = 10% массы ствола, то 'в 100-летнем лесу не более 300 пудов корней, т.е. количество весьма небольшое, но и оно не останется целиком в почве; по отношению к корням деревьев мне очень приятно выразить свое мнение словами г. Докучаева.

Корни деревьев никогда не образуют такой мелкой и такой частой сетки, как подземные части травянистых растений, а потому первым гораздо труднее обусловить такую однообразно окрашенную почву, как чернозем. Кроме того, самый процесс гниения подземных частей древесных растений говорит не в пользу участия лесов в образовании чернозема; дело в том, что благодаря сравнительно большому диаметру древесных корней, благодаря тому, что гниение идет обыкновенно внутри кнаружи, весьма может случиться (и это действительно нередко наблюдается в природе), что корень продолжает еще нанимать свое место, не смешиваясь с окружающей его землей, а внутренность его уже совершенно сгнила и, сохраняя свобод­ное сношение с наружным воздухом, в конце концов совершенно превратится в летучие вещества, разумеется, за исключением своих минеральных частей».

Другими словами, гниение крупных древесных корней происходит при таких же приблизительно условиях, как и гниение подстилки, следовательно, перегнивает в течение года значительная часть накопившегося вещества, а стало быть, и накопления его в значительных размерах быть не может.

Следовательно, с какой бы стороны мы ни рассматривали вопрос, мы никак не найдем условий, при которых бы в лесу легко могло происходить накопление органических веществ в значительных количествах. В настоящей главе мы предпола­гали все условия сильно преувеличенными в пользу накопления и нашли, что все-таки накопление может быть только незна­чительным, оно без всякого сравнения меньше того, какое необходимо для образования чернозема.