Прирост органической массы

Факты, сообщенные мной в настоящей главе, представляют, как я думаю, достаточное подтверждение тому, что содержа­ние перегноя в почвах черноземной полосы строго согласуется с развитием растительности, насколько оно является измен­чивым в зависимости от изменения состава и свойств тех перво­начальных почв, на которых приходилось поселиться ра­стениям. И в самом деле, если мы думаем, что чернозем есть продукт растительности, то отсюда логически неизбежно сле­дует, что состав его, или, точнее сказать, содержание в нем органических веществ, должно строго сообразоваться с раз­витием и характером растительности.

Раньше мы говорили, что накопление органических веществ в почвах может происходить только тогда, когда из запаса их в почве может разлагаться только незначительная часть; обращая теперь внимание на другую сторону предмета, мы должны сказать что при равных условиях разложения накопле­ние может быть быстрее в том случае, когда прирост расти­тельной корневой массы будет больше; понятно поэтому, что на местах с лучшей растительностью мы видим и большее содержание перегноя. Поэтому, если образование перегноя определяется исключительно размером разложения органи­ческих веществ, то разница в его составе определяется раз­мером прироста органической массы.

В самом деле, если взять две почвы такие, что в них еже­годно разлагается 0.001 часть запаса органической массы, то при ежегодном приросте в 20 пудов и в 100 пудов на деся­тине обе почвы со временем обратятся в черноземные; но в пер­вой может накопиться не более 20 000 пудов органического вещества, а в другой накопление его может дойти до 100 000 пу­дов, т.е. процентное содержание органических веществ в них будет далеко не одинаково.

Затем надо надеяться, что приведенные мной факты должны устранить последние сомнения (если еще есть у кого такие сомнения) в том, что чернозем образовался на месте исклю­чительно благодаря растительности. Никаким наносом — ни водным, ни атмосферным — нельзя объяснить столь сильной изменчивости в содержании перегноя на незначительных рас­стояниях. Возьмем, например, № 118—122, где на 50 саже­нях расстояния мы находим колебания в содержании перегноя от 8.4 до 4.4% только потому, что на одном месте растет ко­выль, а на другом полынец; или обратим внимание на № 104 и 105 или № 79 и 80, или наконец, № 174 и 175, 178—180 и пр., где на нескольких аршинах расстояния мы находим разницу в содержании перегноя в несколько процентов, иногда до 9%. Иногда в середине небольшого солончака на ровном месте (№ 104—105) находится клочок земли с ковылем и тотчас же содержание перегноя изменяется.

Я не собирал всех примеров подобного рода, но мог бы собрать их сотни, в особенности из восточной России. Описа­ние даже не может дать полной и столь же резкой картины этой изменчивости и того соответствия между составом почв и растительностью, какие наблюдаются на самом деле.

Наконец, я думаю, исследования мои достаточны для дока­зательства того, что стремление к определению изогумусовых полос и изогумусовых линий должно быть оставлено как основанное на недостаточных исследованиях и ошибочных пред­положениях. Собирая средним числом по одному образцу через каждые 60 верст и не обративши внимания на сельско­хозяйственную литературу по вопросу об изменчивости почв, г. Докучаев легко мог придти к заключениям несправедли­вым. Надо надеяться, что если у нас будут работы по составле­нию почвенных карт, настоящие мои исследования будут при­няты во внимание, тем более что они только подтверждают для черноземной полосы правила, уже давно установленные ;!а границей для составления почвенных карт. Для составле­ния карты какой-либо черноземной местности необходимо исследование многих образцов, взятых при различном харак­тере рельефа; только после этого, когда будет замечена неко­торая законность в изменчивости почв, можно надеяться на составление карты, близко соответствующей действительности. Никогда, однако, нельзя надеяться, что будут най­дены какие-либо полосы на всем протяжении черноземной области, где содержание перегноя колеблется в пределах от 1 до 2%; этого не может быть, потому что состав почвы вообще сильно изменчив, а вместе с этим изменчиво и развитие расти­тельности, которой определяется накопление в почве перегноя. Правда, что установка изогумусовых полос упрощает почвен­ный вопрос до минимума, но и соответствие с действительностью этим доводится тоже до минимума.

Убеждение г. Докучаева в существовании изогумусовых полос, положенных им в основу составленной им карты, отнимает всякое значение у его карты чернозема (за исключением более точного определения гра­ниц его); карта построена на основании гипотезы, совершенно произвольной и даже резко противоречащей точно установ­ленным фактам, а потому она не выражает и не может выра­жать действительности. Во всяком случае такая карта будет до некоторой степени схема­тической; при желании иметь точную карту нужно следовать правилам, установленным за границей, т. е. брать образцы почв через каждые 40 50 сажен, а в некоторых местах и чаще.

 

 
Индивидуалки Волгограда еще здесь.