Действие воды

Г-н Докучаев держится в этом отношении иного мнения, подкрепляя его прежде всего следующими теоретическими со­ображениями : «Во всяком случае высокие равнины и холмы, прежде дру­гих форм выступавшие на дневную поверхность, раньше покры­вались растительностью и раньше подвергались процессам выветривания; понятно, прежде всего на таких именно местах и появились растительно-наземные почвы. Но затем дальней­шая судьба минерально-органических поверхностных обра­зований но могла быть одинакова.

«Если растительно - наземные почвы появились на местах ровных, сухих, если с этих мест не существовало стока воды, если сюда не приносились никакие посторонние элементы, почвы продолжали увеличиваться), насколько позволяли это климат, различного рода организмы и характер материнских пород; большая часть перегноя, все минеральные и живот­ные остатки погребались in situ там, где жили сами организмы. Нет сомнения, что именно в таких только местностях мы и праве ожидать встретить почвы с их первичными свойствами. Вот почему и я, подобно некоторым из моих предшественников, после осмотра всех главнейших уголков черноземной полосы России признаю нормальными только такие почвы.

«Совсем в ином положении, в данном случае, находятся вершины различного рода холмов и даже высокие, но неширо­кие равнины: отсюда всегда мыслим сток вод атмосферных, а следовательно, и снос всех легко смывающихся элементов почвы — гумуса, глины, углесолей и пр.; почва вершин, оче­видно, должна будет постепенно обогащаться грубыми мате­риалами подстилающих горных пород а никогда не может быть, при остальных ран пых условиях, такой мощной, как почва мест равных. На это именно обстоятельство и указы­вают мои наблюдении решительно во всех холмистых мест­ностях РОССИИ.

 

В этих рассуждениях, чисто кабинетных, не подкреплен­ных исследованиями, к сожалению, не указано ближайшим образом, как именно могло происходить обогащение почвы на холмах грубыми частицами материнских пород; сказать просто, что происходит размывание или отмучивание, недостаточно, потому что, как я старался показать выше, такой процесс на задерневших кочнах решительно не возможен; г. Докучаев, правда, для подтверждения этих своих теоретических сообра­жений ссылается на наблюдения Вангенгейма фон-Квалона и на собственные наблюдения, результаты которых указаны.

Я думаю, однако, что при внимательном обсуждении наблю­дений как Вангенгейма фон-Квалена, так и самого г. Доку­чаева необходимо будет признать, что наблюдения эти не от­носятся к рассматриваемому нами вопросу или же они подтвер­ждают защищаемые мною воззрения. Обратимся сперва к словам г. Вангенгейма фон-Квалена. «На вершинах гор и по их склонам говорится про Городищенский уезд Пензенской обл. и Корсунский уезд Симбир­ской обл. выступает на дневную поверхность мел и белый меловой мергель с песком и небольшими кварцевыми зернами; благодаря дождям и весенним водам, песок и известковые частицы ежегодно смываются с горных вершин и склонов вниз и здесь у подножия более или менее смешиваются с пахотной землей, отчего получается масса с преобладающей беловатой окраской».

По моему мнению, здесь, очевидно, говорится о вершинах таких гор, которые никогда не были задерневшими, так как образованию дерна здесь мешало ежегодно смывание. По край­ней мере, ничем нельзя доказать, что здесь когда-либо был чернозем, предполагающий первоначальное сплошное заселе­ние почвы растениями. Поэтому пример этих гор никак не мо­жет приводиться в доказательство смывания чернозема. Г-н Вангенгейм фон-Квален совершенно верно говорит, что смывается вся земля — и песок, и мел, в противоположность тому, что утверждает г. Докучаев. Имевши возможность очень внима­тельно и подробно исследовать подобные меловые вершины в Харьковской обл., я могу вполне подтвердить верность слов Вангенгейма фон-Квалена; смываются (перекатыванием) не только песок, но даже обломки известняка величиною в орех и больше, если склон достаточно крут.