Факт смывания

Что же касается местностей холмистых или даже гористых, но только таких, где и сравнительно высокие вершины закрыты дерном, то, повторяю, здесь смывания не происходит. Во всей черноземной полосе, я думаю, нельзя в этом отношении найти ничего другого столь поучительного, как Губерлинские горы. Горы эти совершенно безлесны и покрыты сплошь травой; про­езжая в этих горах по почтовому тракту из Орска в Оренбург, нигде нельзя заметить ни одного голого холма, хотя дорога местами поднимается па возвышения, господствующие на зна­чительном расстоянии над всеми другими, так что при обзоре с таких высоких холмов вся местность имеет вид рельефной карты; тем не менее нигде нельзя видеть смывания верхнего слоя земли. Между тем здесь смывание было бы вполне возможно, потому что незначительный слой земли (по всей вероят­ности, воздушного наноса) лежит на плотном известковом камне. Количество перегноя в почвах с двух мест в Губерлинских горах.

Может быть, все лица, придающие большое значение смы­ванию и вымыванию перегноя, вводились в заблуждение наблюдениями в местах, по преимуществу распаханных. При таких наблюдениях легко признать факт смывания всеобщим; но это, как я уже говорил, есть явление вторичное, вызывае­мое обработкой, но не происходящее там, где заросшая травой поверхность чернозема не разрушена Мне пришлось проехать тысячи верст по пространствам непаханного чернозема, и нигде, несмотря на мое особенное старание, я не мог найти не только явного смывания или вымы­вания, но и малейших признаков его. Придя к таким заключениям, я отчасти вхожу в некоторое противоречие с исследователем, мнения которого должны быть признаны весьма важными. Я разумею Дарвина и его книгу «Об образовании почвы деятельностью дождевых червей». Его описания процессов смывания почвы важны — как и все его описания вообще — в особенности тем, что они очень точны и детальны.

Нужно заметить прежде всего, что Дарвин не признает воз­можным (вопреки показаниям Леваковского, Докучаева и др.) смывание задерневшей почвы деятельностью одной только воды, и в этом отношении все рассуждения и заключения мои в настоящей главе подтверждают замеченные им факты. Я не буду приводить цитат из его книги, предполагая ее доста­точно известной. Тем не менее, Дарвин нашел, что борозды между участками, паханными в давнее время, при подошве склонов более занесены землей, чем в верхних частях склонов, и он предполагает, что факт этот выражает результат деятель­ности дождевых червей, которые выносят на земную поверх­ность свои экскременты, смываемые потом водой вниз. Я думаю, однако, что в цепи доказательств великого естествоиспытателя недостает одного весьма важного звена, вследствие чего доказательства являются неубедительными. Тот факт, что борозды являются более занесенными внизу, чем вверху, вполне верен, но спрашивается, когда произошло это, — после того времени, когда распаханные участки и борозды уже задер­нели, или до этого? При внимательном наблюдении за распа­ханными полями на склонах легко можно убедиться в том, что заплывание борозд совершается вообще довольно быстро, так что они только при особенно благоприятных обстоятель­ствах могут оставаться в первоначальном виде до их оконча­тельного задернения. Что касается наблюдений Дарвина над тем, что кучки экскрементов дождевых червей являются вытя­нутыми по направлению склона, то я думаю, что этим нисколько не доказывается возможность их сноса на значитель­ные расстояния; небольшой дождь, не вызывающий поверх­ностного стекания воды, с ветром, противоположным направ­лению склона, легко может сбить каплями экскременты по направлению и вверх склона. Возможность незначительных передвижений по одному направлению не исключает возмож­ности передвижений по направлению противоположному, — и каков будет окончательный результат и будет ли вообще ка­кой-нибудь результат, — для решения этого необходимы новые исследования.

На основании своих наблюдений я никак не могу согла­ситься с тем, что нормальным нужно считать только такой чер­нозем, который мы находим на ровных местах. Исследования показывают, наоборот, что и на склонах и на вершинах холмов он может быть и всегда бывает такой же нормальный, как по толщине, так и по распределению органических веществ в раз­ных слоях. В местностях холмистых низменные долины часто отличаются даже более бедным (по толщине слоя и по коли­честву органических веществ) черноземом, чем некоторые даже крутые склоны или возвышенные равнины. Я надеюсь, будет признано, что вопрос о смывании черно­зема и о вымывании из него более мелких частиц совсем не так прост, как думают некоторые лица. Для надлежащего обсу­ждения его совсем недостаточно простой ссылки на то, что размывание материков вообще происходит в обширных разме­рах. Чтобы не ограничиться только поверхностными позна­ниями, необходимо произвести детальные точные исследования над процессами смывания, размывания и вымывания при раз­ных обстоятельствах, по возможности точно определенных, и я полагаю, что такими исследованиями мое мнение подтвер­дится вполне.