Распределении лесов и степей

Следовательно, в распределении лесов и степей между европейско-азиатскою степною областью и североамерикан­скою существует полнейшее сходство в том отношении, что здесь и там травяные степи расположены на почвах одного рода, а леса — на почвах другого рода.

Область южноамериканских пампасов в ботаническом и почвенном отношении исследована гораздо менее степных областей в Европе и Северной Америке. Все известное о пам­пасах ограничивается почти теми только сведениями, которые сведены Гризебахом в его сочинении. Имеются только немно­гие позднейшие дополнения к этому. Но по отношению к этой области мы находимся по занимающему нас вопросу в более благоприятном положении, так как, сколько мне известно, до сих пор никто не решался объяснять отсутствие лесов в пам­пасах климатическими условиями. Все исследователи едино­гласно указывают, что в пампасах нет лесов, вопреки благо­приятным для них климатическим условиям. С этим согласен даже Гризебах, такой непоколебимый защитник климатических влияний всюду, где есть хотя малей­ший повод к этому. У него говорится, между прочим, о раз­ных местностях в пампасах:

«Возможность разведения деревьев даже там, где нет теку­чих вод, доказывает, что климат сам по себе не препятствует их произрастанию. В Уругвае везде возможна культура деревьев; в пампасах Буэнос-Айреса много разводят персико­вых деревьев, не для плодов, а для леса; даже сухая местность Мондозы с начала нынешнего столетия так изменилась посад­кою итальянских тополей, что представляется издали большим лесом.

«Здесь (на всем пространстве луговых равнин пампасов) почва совершенно свободна от валунов, которые, происходя из Анд, прикрыты тем более толстым пластом аллювия, чем дальше отстоят от гор. В этих равнинах не отыщется ни одного камня величиною с лесной орех вплоть до самой Параны. В Уругвае хотя и есть гранитные холмы, но и они представ­ляют травяную степь, потому что гранит покрыт тем же глиносланцем, который производит травы пампасов. Следова­тельно, эта растительность определена и почвою. С другой стороны, кустарники покрывают каменистую почву всюду от Рио-Негро до Магелланова пролива».

Исследования Лоренца и Христизона, обнародованные после издания книги Гризебаха, еще более подтверждают то положение, что травянистая растительность пампасов опре­деляется не климатом. Так, Христизон, описывая травянистую растительность пампасов Уругвая, говорит, что «замечатель­нейшая особенность Campos (травянистых степей) — абсолют­ное отсутствие деревьев и кустарников» и что это нельзя объяснить ни бедностью почвы, ни сильными ветрами, которые не допускали бы роста деревьев, ни отсутствием влажности, потому что Campos имеют богатую аллювиальную почву, не страдают ни от сильных ветров, ни от недостатка воды.

Это явление кажется автору совершенно необъяснимым и тем более загадочным, что посаженные деревья развиваются в Campos очень хорошо, — подобно тому, прибавим мы, как в равнинах североамериканских прерий или европейско-азиатских степей. Почва пампасов и североамериканских прерий — лёсс и по­добные ему образования. Это разъяснено с полною убедитель­ностью Рихтгофеном в первом томе его знаменитого сочинения о Китае и в настоящее время считается бесспорным, так что вошло даже в учебники геологии. Мы довольствуемся здесь ссылкою на один из них: «Лёсс точно так же покрывает рав­нины Лаплаты или Пампасы, заключая в себе многочисленные остатки зубов и костей лошадей, тапиров, мастодонтов и испо­линских обезьян. Наконец, он обилен в долине Миссисипи, где он богаче, чем в других местах, пресноводными ракови­нами».

Из этого мы видим, что в европейско-азиатских степях, в прериях и пампасах травянистая растительность занимает одинаковые (по крайней мере по физическим свойствам) почвы, тогда как леса находятся на почвах грубее измельченных. Уже одно только совпадение этих фактов, наблюдаемых в местностях, столь отдаленных одна от другой, невольно заставляет признать связь между почвами и определенными растительными формациями не случайным явлением; эта связь должна быть причиною, — и действительно, в следующей главе я постараюсь показать, что существуют ясные и — как я думаю — бесспорные причины такой связи между почвою и определенною растительностью.