Степные растительные формации в прериях

Как ни кратки разъяснения, представленные мною в на­стоящей статье, я думаю, что они достаточны для того, чтобы установить следующие положения:

  1. Степные растительные формации в прериях, пампасах и европейско-азиатских степях всегда находятся на почвах с тонкоизмельченными частицами, трудно проницаемых для воды и обладающих большою влагоемкостью. Леса поселяются первоначально на почвах противоположного характера.
  2. Размещение тех и других формаций и границы между ними определяются не климатом.
  3. Количество воды летних дождей, доставляемое расти­тельным корням в степях рассматриваемых мною стран, опре­деляется главным образом почвенными условиями. Метеоро­логические данные о количестве дождевой воды не дают ника­кого понятия о снабжении степных растений водою.
  4. Вследствие почвенных условий степные растения ука­занных стран летом находятся в таких условиях, как если бы летние дожди были очень редки и малы.
  5. Растения в степях рассматриваемых стран живут почти исключительно на счет запаса зимней воды и потому отли­чаются кратковременным периодом вегетации.
  6. На почвах крупнозернистых растения могут пользо­ваться водою всех летних дождей, и потому на подобных поч­вах поселяются леса и вообще растения с долговременным периодом вегетации.
  7. Степные формации могут вытесняться лесами, и даже неизбежно вытесняются ими, без всякого влияния каких-либо изменений климата. Черноземные почвы наши, так же как и вообще почвы, богатые органическими веществами (перегноем), содержат много азота. В моих предыдущих статьях было указано не однажды, что при среднем содержании перегноя (около б—8—10%) чернозем содержит столько же азота, сколько мы находим его в навозе среднего достоинства; на такое обилие азота в черноземе указывали, кроме меня, и другие лица.

Вместе с тем много раз указывалось также на очевидную странность того факта, что урожаи на черноземе после навоз­ного удобрения или после мотыльковых растений (клевера) значительно возрастают, и это действие навоза или клевера нельзя приписать ничему иному, кроме увеличения в почве количества усвояемых растениями азотистых соединений. Сле­довательно, азот чернозема находится в виде соединений, непригодных для питания растений, и нет сомнения, что одною из наших важнейших задач следует признать исследование и возможное разъяснение вопроса о том, какими путями и средствами можно перевести азотистые соединения перегноя в такие соединения, которыми могут пользоваться растения, т.е. в аммиак и азотную кислоту (потому что только эти два ве­щества служат источниками азота для растений). Полного раз­решения этого вопроса можно ожидать только в будущем; в на­стоящее время у нас имеются немногие указания относительно этого, но я думаю, что и эти сведения будут не безинтересны для читателей, так как они дают хотя некоторые представле­ния о судьбе азотистых соединений почвенного перегноя.

Приступая к изложению известных относительно указан­ного вопроса фактов и своих соображений по поводу их, я считаю нужным предпослать им некоторые соображения. Случается, что мысли и знаменитых ученых (иногда без их вины) приносят вредные последствия. В этом отношении можно привести в пример хотя бы Либиха, заслуги которого в сельском хозяйстве велики и неоспоримы; но он, в заботах об устранении истощения почвы, пустил в оборот мысль, что мы должны как можно меньше истощать наши почвы, в инте­ресах блага будущих поколений. Нет сомнения, что эта мысль в применении ко многим случаям представляет бесспорную несообразность и сам Либих — надо заметить — не считал возможным прилагать ее всегда и всюду. Тем не менее в среде хозяев она получила право гражданства, и ею руководствуются нередко в таких случаях, где она совсем не применима.