Урожайность

Почва степей, как - всем известно, необычайно плотна даже в тех случаях, когда в ней много песку. Весною, однако, она размокает до значительной глубины; если тогда по ней ходит крупный скот (в особенности рогатый), то ноги его погру­жаются довольно глубоко, и между кочками степных злаков остаются после этого ямки, глубиною иногда до 1 вершков. После такого размокания и разбухания, при однообразном строении и плотности почвы с глубины и до верха, она высыхает и ссыхается вся равномерно; от этого впоследствии в сухое время года на ней если и образуются трещины, то сравнительно неширокие, идущие вниз, постепенно суживаясь, тогда как на залогах трещины совсем иные.

При распахивании степей — что можно делать только плу­гом в несколько пар полов — дерн оборачивается и по пласту сеют обыкновенно наиболее дорогие растении. 15 первые годы, как известно, поднятая почва отличается наибольшим плодородием, но потом — в местах, виденных мною, через четыре уже года — урожайность ее значительно падает, и затем уже, при одинаковой обработке и других рав­ных условиях, почва довольно долго может давать почти оди­наковые урожаи. В объяснение плодородия новей приводят

Список растений, найденных мною на стенах и залогах, с краткими замечаниями о некоторых из них будет приведен мною впоследствии. Сухая плотная почва, даже чистый, очень мелкий кварц, при пропитывании водою, разбухает с необычайною силою, так что разрывает очень прочные сосуды. Разбухание, очевидно, происходит вследствие того, что вода, притягиваясь твердыми частицами почвы, вдвигается между ними и увеличивает расстояние их одной от другой — подобно тому, как в органических веществах. Об этом предмете я буду говорить в особой статье, где будут приведены и относящиеся сюда опыты, до настоящего времени еще не вполне законченные мною.

Обыкновенно две причины:

  1. оставаясь долгое время в покое, почва, как говорят, при произрастании на ней трав с глубо­кими корнями обогащается в верхнем слое, где потом будут развиваться корни культурных растений, питательными веще­ствами на счет нижних слоев;
  2. на новях между культурными растениями не появляется сорных трав. Последнее действи­тельно справедливо: отсутствие сорных трав на посевах по нови весьма резко бросается в глаза при сравнении с посе­вами на старой пахоте. На новях, если пахота была удовле­творительна, весьма редко можно видеть сорные травы, да и то преимущественно только кусты злаков на не перевернутых местами частях пластов.

Что касается первой причины, то я не могу придавать ей того значения, какое обыкновенно приписывается ей: чернозем не может в значительной степени истощиться в какие-нибудь четыре или пять лет. Роскошное развитие сорных растений на старой пахоте и урожаи культурных растений при благоприятной погоде показывают, что в почве, паханной пять-шесть лет, содержится вполне достаточный для роскошного развития растений запас питательных веществ.По моему мнению, плодородие нови объясняется совершенно иною причиною: достаточно рассмотреть хорошенько пласты, чтобы убедиться в особенном механическом строении, почвы на новях, резко отличающемся от строения почвы на пашнях более старых.

Если взять в руки кусок пласта в середине лета на первый год посева по поднятой нови, то даже при значительной вели­чине его он не разламывается; если, взявши его в одну руку, сильно ударить его острым краем лопаты (лопата со мною была очень острая, стальная), то он не разрубается при этом, и лопата или соскальзывает с него, или углубляется в него незначительно. При такой связности больших частей пласта они не представляют цельных больших комьев, но состоят из одних только мелких комочков — величиною, по большей части, от чечевицы до крупной горошины; все эти комочки связаны между собою по всевозможным направлениям — вроде бус — нитями корней бывших степных злаков; корни в такой степени еще крепки в это время, что иные из них с тру­дом можно перервать. Листья и стебли бывшей степной расти­тельности на обороченной вниз стороне пласта в это время обыкновенно уже настолько перегнивают, что их легко можно растирать между пальцами.