Способность рассевать семена

Из степных злаков ковыль, как известно, обладает способностью не только легко рассевать свои семена на далекие расстояния (при чем длинные ости способствуют переносу их ветром), но и углубляться в почву, что я имел возможность наблюдать постоянно. У семян ковыля на нижней части находится весьма твердый, острый, как игла, шип, поставленный несколько вкось наподобие конца штопора. Нижняя часть ости, будучи сперва прямою, после созревания и высыхания семени ока­зывается скрученною на множество оборотов. Благодаря этому (как заме­тил Ф. Дарвин) семена ковыля, ткнувшись острием в землю, от скручивания ости поворачиваются много раз в одну сторону и завинчиваются в почву. Завинчивание это продолжается очень долго благодаря тому, что ость от перемены влажности днем и ночью то раскручивается до неко­торой степени, то скручивается вновь. На землях рыхлых (на залогах, У кротовых ходов, у сурковых нор и т. п.) я находил семена новые, углу­бившиеся в почву — большей частью несколько вкось — до 0.75 вершков, причем ими просверлены были даже некоторые комочки земли. На плот­ных почвах 15—20-летних залогов я не находил, однако, семян, углу­бившихся более чем на г/з их длины, но при значительной плотности почвы и это уже весьма много.

Для такого перехода необходим промежуток от 15 до 20 лет, иногда несколько больше, а иногда и меньше этого времени. Если случится подряд несколько годов с влажною весною и летом, то бурьян продержится дольше и переход залога в степь замедлится; на почвах, долго не уплотняющихся, пере­ход бывает тоже медленнее; отдаленность залога от степи опять увеличивает срок указанного перехода, и т.д. Описанный здесь ход превращения залога в степь самый простой и наблюдается, как я уже сказал, в тех случаях, когда залог находится рядом со степью, когда он не очень обширен и когда возле него, кроме степи и других залогов, ничего нет.

Отличным от указанного путем происходит смена растений на залогах в тех местах, где непаханых степей осталось уже мало и где не обширны старые залоги. В таких местностях сено получается преимущественно только с низменных лугов, которые одни не распахиваются. В подобных случаях в борьбу с бурьянами из-за места на залогах вступают сперва злаки близлежащих низменных лугов, преимущественно луговой мятлик (Роа pratensis), высокий костер (Bromus erectus), дикие виды овса (Avena), высокая овсяница (Festuca elatior) и в некоторых случаях луковичный живородящий мятлик (Роа bulbosa var. vivipara). Так как некоторые из перечисленных злаков распростра­няются посредством корневищ, то они занимают вследствие этого местами целые площадки сплошь, и залог получает

От этого особенный вид: он делается (если можно так выра­зиться) пегим, так как зеленые площадки злаков на нем разно­образно чередуются с разноцветными площадками бурьяна и образуют крупные пестрины. С течением времени злаки все более и более стесняют бурьян, так что залог по характеру растительности становится все более и более похожим на луг. Но на нем в это время можно найти уже много характерных, отличающихся своеобразным видом, кустов типца и тонконога, которые таким же образом, как описано выше, отвоевывают себе все более и более места и здесь, пока, наконец, все другие злаки (за исключением Bromus erectus) почти не вытеснятся ими. Для совершения описанного процесса при указанных обстоятельствах нужно — сколько я мог заметить — по край­ней мере не менее 30 лет. Ковыль в таких случаях появляется еще позже, и я не могу сказать, сколько лет нужно для того, чтобы он занял на залоге столько же места, как на испахан­ной степи, потому что при описанных условиях не видел зало­гов старее 35 лет; на них ковыля было еще очень мало, тогда как на небольшом участке нетронутой соседней степи при таких же свойствах и положении почвы он рос в большом количестве, занимая иногда целые площадки сплошь. Судя по тому, что здесь ковыль должен вести борьбу с таким стой­ким злаком, как типец, можно полагать, что полное превра­щение растительности в степную совершится не ранее как в 50 лет, а может быть и в более долгий период.