Возделывание без­остого костра

Совсем иначе идет дело на заливных лугах, засеянных костром, которые я видел в том же имении на Дону. Посевы на них произведены были лет 14—15 тому назад, но и до настоя­щего времени костер на таких местах растет необыкновенно сильно, достигши в настоящем году до 2% аршин роста; между ним нет и следов какой-нибудь сорной травы 11 не заметно ни малейшего затеснения. Такой рост костра обусловливается тем, что весною Дон отлагает на заливных местах значительный слой или. Вследствие этого подземные побеги, бывшие осенью у самой земной поверхности, весною, после спада воды, оказываются глубоко под слоем ила, и не всем из них удается пробиться на земную поверхность. Поэтому из года в год число стеблей на данном пространстве не увеличивается, трава остается не частой и растет от этого постоянно одинаково, а при особенном пло­дородии ила достигает гораздо больших размеров, чем на воз­вышенных черноземных областях.

Семена костра собирают обыкновенно женщины, срезывая серпами спелые метелки злака, после чего он косится на сено и доставляет еще сравнительно хороший корм. Лучшие семена дает костер на втором и третьем годах после посева, т. е. в пер­вый и второй укосные годы; с десятины обыкновенно полу­чается от 10 до 20 пудов семян. Из всего сказанного мною очевидно, что возделывание без­остого костра весьма просто, и вместе с тем он растет превос­ходно: я до настоящего лета нигде не видел такой превосход­ной травы, как на полях (даже возвышенных), засеянных костром, не говоря уже о местах низменных, где он достигает громадной величины. Одним словом, чистота травы и рост ее не оставляют желать ничего лучшего, так как даже на воз­вышенных черноземных местах в первые годы после посева в имении г-жи Поповой получается более 300 пудов чистого сухого сена; заливные места под этой травой дают до 500 пудов сена в один укос.

Что касается почвы, то костер относительно нее, сколько я мог убедиться из собственных наблюдений, совсем не разбор­чив: он растет и на очень плотной глинистой почве, и на почве, содержащей значительное количество песку, и на местах низ­менных, и на больших возвышенностях с очень сухой почвой. Во всех таких местах на залогах он своей свежей зеленью и высотой своего роста превосходит все другие злаки (за исклю­чением Bromus erectus). У нас очень много говорилось о необходимости травосеяния в степных местностях; по моему мнению, оно действительно должно быть во многих случаях весьма выгодно. Правда, при особенных приемах обработки (при пахоте плугом и употре­блении одних легких борон) хозяин может рассчитывать на зара­стание своих залогов пыреем. Но, как мы видели выше, чистые пырейные залоги получаются только при особенных условиях погоды, от хозяина не зависящих. Без этого же пырей, рас­пределенный по полю сперва неравномерно, не может дать чистых от бурьяна залогов в первый же год. Кроме того, при пырее через несколько лет залог снова зарастает бурьяном, ко­торый вытесняется уже степными злаками. Этот второй бурьян­ный период во всяком случае весьма невыгоден для хозяина.

При посеве костра неудобства эти исчезают: хозяин может быть свободен в выборе орудий для обработки почвы и может употреблять в случае надобности даже скоропашки. Посеявши траву, он может быть уверен в равномерном распределении ее по полю, вследствие чего может не опасаться появления на залоге значительного количества бурьяна. Костер пред­ставляет собой траву, вполне способную выносить степной климат, так как и без поддержки со стороны человека он иногда разрастается сплошь на значительных участках. Наконец, он гораздо стойче пырея против уплотнения почвы: во-первых, его подземные побеги лежат ближе к земной поверхности, следовательно — в таких частях бывшего пахотного слоя, которые далее не уплотняются, и, во-вторых, побеги его могут развиваться в более плотной почве, чем корневища пырея. Вследствие этих своих особенностей он на залогах остается гораздо долее пырея, не дает места бурьяну в таком большом количестве, как на пырейных залогах, и может быть оконча­тельно вытеснен только степными злаками. При нем второго бурьянного периода на залогах почти (а иногда и совсем) не бывает.

Первое обзаведение семенами его, правда, не дешево, но хозяину нет надобности сразу приступать к обширным посевам этой травы; засеявши ею одну десятину, хозяин может на следующий год собрать свои семена в количестве, доста­точном для засевания 5—10 десятин, а свои семена, конечно, обойдутся дешевле. Имея возможность возделывать Bromus inermis, мы можем считать степное травосеяние обеспеченным: простота возделывания этой травы, приспособленность ее к степному климату, нетребовательность на почву, способ­ность долго оставаться на одном мосте, победоносно выдер­живать конкуренцию других трав — все это, взятое вместе, должно считаться в высшей степени драгоценным для степного хозяйства с его замечательными особенностями. Вследствие желания слушателей моих публичных чтений в Сельскохозяйственном музее я решился издать их так скоро, как это оказалось возможным; по этой причине я не мог сделать значительных дополнений и улучшений против того, что сказано было в чтениях и записано стенографически. Искренно желаю, чтобы полезность этой книжки хотя отчасти соответствовала моему горячему желанию принести пользу нашим хозяевам.