О БОРЬБЕ С 3ACУXAMИ В ЧЕРНОЗЕМНОЙ ОБЛАСТИ
Степные злаки

Поэтому, если на залоге произрастает один пырей, то такой залог не прямо превращается в степь, но сперва пырей вытес­няется бурьяном, и затем уже начинается борьба за место между бурьянистыми растениями и степными злаками. Таким образом, из сказанного очевидно, что на пырейном залоге до полного превращения его в степь происходят две пли три смены растительности: на залогах с самого начала бурьянистых сперва бурьян вытесняется пыреем, затем, через несколько лет, пырей бурьяном и, наконец, бурьян типцом и ковылем. На залогах, не содержащих в первые годы бурьяна, т. е. чисто пырейных, первой смены, очевидно, не бывает.

Если залог покрывается не одним пыреем, а всеми залеж­ными злаками вместе, то со времени вытеснения бурьяна, а если его нет — то с первых же годов, начинается конкурен­ция между произрастающими злаками. Если залог вначале не содержит бурьяна, то обыкновенно каждый из злаков упорно удерживает занятые им места, и залог несколько лет кажется, как я уже говорил, пестрым. Напротив, при значительном количестве бурьяна, после его вытеснения, на залоге оказы­вается большое количество чаполочи и пырея, между тем как места, занятые безостым костром, увеличиваются не столь значительно. Но с течением времени но мере уплотнения почвы пырей оказывается неспособным выдерживать конкуренцию с чаполочью п безостым костром: пырей становится все мельче и мельче, тогда как вид остальных двух злаков почти не изме­няется. На залоге, вследствие быстрого исчезновения пырея, начинает показываться в значительном количестве бурьян, но чаполочь и безостый костер все еще держатся в хорошем состоянии и даже мало увеличивают занятую ими площадь. Наконец, на залоге показываются типец, ковыль и тонконог и начинают разрастаться все больше и больше, стесняя другие растения; чаполочь и костер мало-помалу уступают им свои места, но все-таки не исчезают еще вполне даже к такому вре­мени, когда залог окончательно задернеет. Тогда такой старый залог — иногда 20—25-летний — все еще можно отличить от непаханной степи, потому что на нем продолжают суще­ствовать чаполочь и костер, хотя на таком старом залоге они уже не занимают целых площадок, а растут отдельными небольшими кустами.

Подробнее...
 
Плотность почвы

Плотность почвы действует неблагоприятно (преимуще­ственно на пырей) в том отношении, что распространение корневищ в уплотнявшей почве становится очень трудным; молодые корневища не могут свободно разрастаться в стороны, так как им при этом приходится вдвигаться между частицами такой почвы, в которую даже острая лопата сверху идет с боль­шим трудом; между тем обновление корневищ необходимо для дальнейшего существования пырея. Не имея возможности свободно распространять корневища, злак этот начинает оста­влять на залоге небольшие плешины; а так как на залог с разных сторон несутся миллионы разных семян, то упомя­нутые свободные места тотчас же занимаются другими расте­ниями, преимущественно бурьяном. Вследствие этого старый пырейный залог становится бурьянистым, каким он, может быть, был при неблагоприятной погоде только в первые годы.

Плотность почвы

Вторая причина, но которой с залога снова вытесняются залежные злаки, состоит в том, что каждый их стебель, образуя корневища, может в одно лето дать несколько новых стеблей; вследствие этого трава начинает расти все гуще и гуще, и при­том чем дальше, тем больше. При густом росте вид травы существенно изменяется: она становится мелкою, листья ее как-то заостряются и становятся уже, она рано начинает желтеть и т.д., — одним словом, вид травы становится такой, какой бывает у хлебов на местах, засеянных через меру густо. Трава, как выражаются хозяева, затесняет сама себя. Несмо­тря на густой рост, в этом случае почва травою бывает оттенена хуже; сквозь молодой редкий пырей до земли не проглянешь, вследствие того что листья у него широки и расходятся в стороны; у затесненного пырея, напротив, узкие листья торчат преимущественно вверх. Вследствие этого между таким затес­ненным пыреем скорее может поселиться бурьян, так как, в состоянии быстро перерасти низкорослый злак; а раз поселившись, он начнет мало-помалу угнетать поросль зла­ков и становится преобладающим на таких залогах, где прежде были только злаки. Поэтому хозяева, рассчитывавшие долгое время пользоваться травяным залогом, при затеснении злаков перепахивают залог плугом. В этом случае корневища не в состоянии дать материал для образования прежнего коли­чества стеблей; часть их, и притом весьма значительная, поги­бает, но зато появившиеся стебли становятся крупнее, силы злака, так сказать, не разбрасываются, а концентрируются, и злак может опять преодолеть бурьяны, превративши залог в чисто пырейный.

Подробнее...
 
Поля искусственно засеянные травою

Вначале залог, заросший одним или всеми тремя залежными злаками, представляет замечательно хороший вид, в особен­ности в тех случаях, когда одни злаки без бурьяна появляются в первый же год залежи; всего же лучше вид бывает, когда залог занят одним пыреем или одним безостым костром (Bro­mus inermis). Между отдельными стеблями тогда есть достаточные расстояния; все стебли от этого развиваются замеча­тельно равномерно, и участок имеет вид поля, искусственно засеянного травою. В недурной год такие залоги могут давать до 150 пудов и даже гораздо более превосходного сена, ни в чем не уступающего посевному.

Некоторые хозяева думают, что пастьба скота может превратить чисто бурьянистый залог (после сох и рал) в пырейный. Я сильно сомне­ваюсь в этом, так как видел залоги разных лет, очень сильно вытапты­ваемые скотом, так что на них ничего не оставалось, кроме молочая (Euphorbia), — и тем не менее ни пырея, ни других залежных злаков на них не было и следов. По моим наблюдениям, пастьба скота может только помочь более быстрому распространению залежных злаков, уже имеющихся на залоге, уничтожением конкуренции бурьяна, а никак не засеванию залога злаками в тех случаях, когда на залоге их нет.

Совсем иное бывает в том случае, если участок зарастет одной чаполочыо (что случается совсем нередко). Рост травы и здесь бывает также хорош, но сама трава никуда не годится, и залог на несколько лет остается для хозяина совершенно бесполезным. Небогатый хозяин, на которого стрясется такая беда, совсем падает духом ; придя на залог, иной долго не хочет признать этой напасти и каждый раз непременно сорвет и пожует их, точно ожидая найти что-нибудь хорошее; но про­тивно-горький вкус травы, как и надо ожидать, тотчас же указывает истину, и хозяин сплевывает на траву с особенным ожесточением. Такой хозяин, конечно, достоин сожаления; но нельзя, однако, не признать, что указываемый плачевный результат во многом зависит от самого хозяина. Всегда можно заранее, еще во время посевов, знать, какой из залежных злаков будет преобладать на залоге, так как злаки эти раз­растаются еще между хлебами. Еще в то время, если замечено будет преобладание чаполочи, непременно следует пустить в дело сохи и рала, по крайней мере в течение двух лет.

Подробнее...
 
« ПерваяПредыдущая1234СледующаяПоследняя »

Страница 2 из 4