Бурьяны

Земля, оставленная в залежь, покрывается сперва высо­кими однолетними и двухлетними растениями, которые все в совокупности называются бурьянами. Через несколько лет залежь зарастает злаками, имеющими корневища, чаще всего пыреем, который держится несколько лет до совершенного уплотнения земли; после этого на ней появляются степные злаки — ковыль, типец и др.; когда пырей совсем исчезнет и земля покроется только степными злаками, т.е. возвратится к первоначальному состоянию степи, ее распахивают и засе­вают так же, как прежде.

Из всего этого видно, что степное хозяйство с обеспечен­ными урожаями возможно только при большом избытке земель, потому что залежь к первоначальному состоянию степи воз­вращается не ранее, как лет через 20—30, а иногда и более после прекращения пахоты. Следовательно, при 5-летних посе­вах на одном и том же месте хозяин должен иметь земли в пять-шесть раз более того, сколько им ежегодно засевается. Но это возможно только при редком населении; с увеличением насе­ления залежи приходится распахивать ранее того, когда они превратятся в состояние степи, т. е. в то еще время, когда на них есть пырей и подобные ему злаки, имеющие корневища; при этом условии яровые посевы не могут быть обеспечены от частых неудач. Распахивание земель, на которых есть еще пырей, способствует сильному разрастанию этой травы; вместе с нею появляются и другие, а потому при краткосрочных залежах поля являются чрезмерно засоренными дикою расти­тельностью. В таком состоянии находятся, напр., поля в юж­ных уездах Самарской обл. и в некоторых местностях губерний Саратовской, Воронежской, Екатеринославской, Херсонской, Донской области и т. д. При отсутствии обработки сорные травы на нолях совсем не истребляются и потому при посеве весною все делается на риск, в надежде на погоду; если посеянные семена взойдут раньше сорных трав, то хозяин с урожаем; в противном случае все труды и семена пропадают. Поэтому в таких местах можно слышать мнения, кажущиеся на первый раз странными, напр., мнение будто бы рожь удобряет землю. В действительности дело, конечно, не в удобрении, а в том, что паровою обработкою под рожь истребляются сорные травы, и урожаи яровых становятся от этого лучше.

Казалось бы, что при таком хозяйстве все стремления должны быть направлены к истреблению сорных трав; однако это, к сожалению, не возможно; наиболее обременительные из этих трав, напр. пырей, в сущности нужны хозяину, по­тому что пырей, вырастающий на залежах, дает хорошее сено и пырейные залежи во многих местах служат единственными сенокосными угодьями; значение таких угодий весьма велико, потому что в местностях с залежными хозяйствами содержится много скота. Хозяин в этих местах в сущности принужден желать совершенно невозможного: ему нужно, чтобы на его земле временами росли чистые хлеба без сорных трав, а потом, чтобы на тех же полях сразу хорошо разрастались некоторые дикие травы.

Но это не возможно: чтобы иметь чистые хлеба, нужно хо­рошо обрабатывать землю и истреблять сорные травы, а если хозяин будет делать так, то после хлебов на залежах не будет пырея. Желая иметь на залежах пырей, хозяин не должен хорошо обрабатывать землю и потому поневоле должен терпеть присутствие на полях сорных трав.