Образование темных продуктов разложения

Относительно второго вывода, который считается в настоя­щее время ошибочным, следует отметить, что в одной из по­следующих работ Костычев несколько изменил его, указав на то, что «образование темных продуктов разложения не представляет какой-либо специфической способности грибов, но по крайней мере во многих случаях зависит только от того, что грибы уничтожают кислую реакцию субстрата, на котором они поселяются», вследствие чего он делается «способным легко окисляться и темнеть». То же самое, отмечает Костычев, наблюдается и с бактериальными продуктами разложения: «если их сделать щелочными (например посредством аммиака), то они темнеют на воздухе от окисления».

Однако в дальнейшем, касаясь вопроса о предельном содер­жании азота в перегное, Костычев исходил из положения, что перегной образуется в основном грибами. По вопросу о том, каким условием определяется накопле­ние перегноя в почве, П.А. Костычев выдвинул известное по­ложение, что накопление перегноя в почвах может происходить только при таких условиях, когда разложение органических веществ меньше их прироста (на данной площади); когда разложение равно приросту, то никакого накопления, конечно, происходить не может. При этом, чем меньше величина разло­жения по сравнению с приростом, тем больше может быть, при равных прочих условиях, накопление перегноя. Положе­ние это, «как я думаю, — писал Костычев, — может в значи­тельной степени разъяснить наши понятия о процессе обога­щения почв перегноем. Не признавая этого положения, мы всегда будем склонны думать, что для накопления в почве орга­нических веществ необходимо особенное плодородие почвы; на самом деле обогащение почвы перегноем может происхо­дить и при незначительных урожаях растений».

Во второй части своего труда («Образование чернозема»), касаясь вопроса об изменчивости содержания перегноя в чер­ноземных почвах, П.А. Костычев сделал дополнительное весьма важное замечание, что разница в количестве накопляю­щегося перегноя определяется размером прироста органиче­ской массы (при равных условиях разложения); «понятно по­этому, что на местах с лучшей растительностью мы видим и боль­шее содержание перегноя».

Выводы и положения, к которым пришел П.А. Костычев на основании своих экспериментальных исследований про­цессов разложения органических остатков, послужили основой для рассмотрения условий образования черноземных почв, чему посвящена вторая половина его книги «Образование чер­нозема». Здесь прежде всего он останавливается на вопросе о неспособности леса к образованию чернозема, которая была подмечена еще Рупрехтом и определенно форму­лирована Докучаевым, однако объяснение ее у Докучаева страдало противоречивостью и не было убедительно. П. А. Ко­стычев внес в этот вопрос большую ясность, указав на то, что органические остатки, собирающиеся на поверхности почвы даже на открытых местах, смачиваясь росой и дождями, раз­лагаются весьма быстро, а в лесной подстилке, которая нахо­дится в более благоприятных условиях влажности, разложение должно происходить еще быстрее. Поэтому «органические вещества, собирающиеся на поверхности лесной почвы, в ка­ком бы большом размере ни прирастали они ежегодно не могут накопиться в таком количестве, чтобы в значительной степени обогатить почву органическими веществами». Что же касается крупных древесных корней, то неспособность их к на­коплению перегноя была указана еще Докучаевым, с объясне­нием которого, основанным на личных наблюдениях, Косты­чев был вполне согласен. с какой бы стороны мы ни рассматривали вопрос, мы никак не найдем условий, при которых бы в лесу могло происходить накопление органических веществ в значительном количестве».