Изменения чернозема под лесами

В согласии с Коржи неким Косты­чев считал, что серые лесные земли произошли из чернозема путем деградации последнего под лесами; однако он считал неверным допущение Коржинского об образовании из черно­зема даже подзолистых (белесоватых, по Коржинскому) почв; по мнению Костычева, последние образовались (одинаковыми процессами) из нечерноземных суглинков. Костычев произвел даже специальный лабораторный опыт продолжительного про­сачивания воды через чернозем для того, чтобы получить пред­ставление об изменении чернозема под лесами (поскольку это изменение он ставил в связь с тем, что «в лесные почвы просачивается несравненно больше дождевой воды, чем в земли степные»).

Этот опыт показал, что чернозем к концу его потерял за­метное количество перегноя и изменил свой цвет и связность, приблизившись в этом отношении к серым лесным землям. Таким образом, Костычев был первым из русских почвоведов, сделавших попытку экспериментально воспроизвести дегра­дацию чернозема под лесами. Из дальнейшем, как известно, подобные же лабораторные опыты были произведены Кравковым, а наблюдения над изменениями чернозе­мов в природных условиях под лесными посадками — Ткаченко, Туминым и др.

В результате этих исследований выяснилось, что изменение черноземов под влиянием лесной растительности может иметь неодинаковый характер в различных частях черноземной полосы как в сторону выщелачивания и деградации в северной части лесостепной зоны (на выщелоченных черноземах), так и в сторону увеличения содержания перегноя и связанных с ним оснований. В своем «Очерке работ и взглядов П. А. Костычева» проф. П. С. Коссович считал, что в работе. Костычев изменил свой взгляд о причинах существования травянистой растительности в черноземной области по сравнению с основ­ной работой

Это мнение, однако, едва ли можно считать верным. В самом деле, положения о приуроченности степных растительных фор­маций к плотным молкоземистым почвам и о независимости границ между различными формациями от климата, которые изложены в работе, представляют в сущности повто­рение положений, высказанных в работе но в приме­нении не к почвам, а к растительным формациям. Новым является только положение о возможности и неизбеж­ности вытеснения степных формаций лесами, которое нахо­дится как бы в противоречии с прежним взглядом о том, что конкуренция дикой (степной) растительности не допускает распространения лесов. Но это противоречие, повидимому, только кажущееся, так как, допуская возможность вытесне­ния степной растительности лесами, Костычев имел в виду явления, происходящие на опушках лесных массивов, где создаются условия большей влажности почвы, по сравнению с открытой степью; поэтому почва здесь сильнее выщелачи­вается, делается менее связной и таким образом подготовляется к занятию ее лесной растительностью. Однако этот процесс надвигания леса в сторону степи идет чрезвычайно медленно в силу конкуренции со стороны степной растительности, упорно удерживающей занимаемое ею пространство. По­нятно, что эта конкуренция со стороны дикой степной расти­тельности во много раз опаснее и сильнее.

Странения обыкновенных и южных черноземов. Ного поселения древесных растений или искусственного разве­дения леса незначительными участками среди открытых степ­ных пространств; эти случаи, повидимому, и имел в виду П. А. Костычев, когда в работе он писал, что конкурен­ция со стороны дикой степной растительности не допускает распространения лесов, хотя климатические и почвенные условия вполне пригодны для их существования. Отметим, что этот вывод Костычева имеет, как известно, важное прак­тическое значение, так как служит теоретической основой для рациональных приемов степного лесоразведения. Из других вопросов, рассмотренных П. А. Костычевым в его труде «Образование чернозема», необходимо от­метить вопрос о непосредственных источниках органических веществ, послуживших материалом для образования глубокого перегнойного горизонта черноземов.