Место его рождения, и про­исхождение

Павел Андреевич Костычев — один из основоположников русского почвоведения и научного земледелия — принадлежит к числу выдающихся русских ученых XX ст. Его труды, наряду с трудами В.В. Докучаева и В.Р. Вильямса, поло­жены в основу исторического постановления Совета Мини­стров «О плане полезащитных лесонасажде­ний, внедрения травопольных севооборотов, строительства пру­дов и водоемов для обеспечения высоких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части ». И несмотря на огромные заслуги П.А. Костычева в области агрономической науки, несмотря на то, что его имя и исследо­вания приобрели в настоящее время широкую популярность, о жизни его мы знаем очень мало. До последнего времени с до­стоверностью не было известно ни место его рождения, ни про­исхождение.

В архивах, удалось установить это документально. В выписке из метрической книги г. Москвы «Пречистенского сорока, Предтеченской, в Кречетниках церкви» за 1945 г. указывается, что П. А. Костычев родился 12 февраля 1845 г. Отец его, Андрей Александрович, и мать, Евдокия Ивановна, были крепостные дворовые люди помещиков Петровых. По видимому, еще ребенком П. А. Костычев был перевезен в Тамбовскую губернию в деревню Карнаухово, недалеко от уездного города Шацка, где и протекали годы его раннего дет­ства, о которых мы не имеем никаких сведений.

Любовь к чтению и необыкновенные способности П. А. Ко­стычева обратили внимание его помещика, который разрешил ему пользоваться книгами своей библиотеки, а летом 1957 г. содействовал поступлению его в Шацкое уездное училище. В 1960 г. Костычев окончил училище с отличными отметками по всем предметам. Успехи юноши Костычева были столь бле­стящими, что помещик Петров выдал ому «вольную грамоту» и в августе 1961 г. подал прошение на имя директора Москов­ской земледельческой школы о том, что «он желает. . . отпущен­ного вечно на волю Павла Костычева определить в школу».

Московская земледельческая школа была основана в 1922 г. при Московском обществе сельского хозяйства представите­лями крупного помещичьего землевладения для подготовки приказчиков, а позднее — «ученых управителей». Первона­чально курс этой школы был весьма несложным: сельское хозяйство, русский язык, география, математика и черчение землемерных планов. Для надзора за поведением слушателей назначался один надзиратель и два унтер-офицера.

В 1950 г. Московской земледельческой школе были присвоены те же права, что и Горы-Горецкой школе, а именно: по оконча­нии ее воспитанники получали звание ученого управительского помощника, через 6 лет после окончания курса — звание уче­ного управителя, а еще через 10 лет — звание личного почет­ного гражданина. Кроме того, особо преуспевающие в науке могли поступать в Горы-Горецкий земледельческий институт. Горы-горецкий институт к тому времени был переведен в С.-Петербург и переименован в С.-Петербургский земле­дельческий институт, куда в 1986 г. и поступил Павел Андре­евич Костычев.

Зачисленный вначале вольнослушателем, П.А. Костычев, для того чтобы получить права действительного студента, должен был сдать экзамены за полный курс гимназии, причем на это требовалось разрешение попечителя Петербургского учебного округа, который в ответ на «всепокорнейшую просьбу» о допущении к экзаменам поставил очень жесткие условия: экзамены за полный гимназический курс должны быть сданы в течение 3—4 дней. Костычев успешно справился с этой зада­чей. 15 июня 1967 г. он представил директору Земледельческого института свидетельство от 7-й петербургской гимназии о сдаче предметов, составляющих полный гимназический курс, и после этого был переведен в действительные студенты.