Причины высокого плодородия

Почва степей необычайно плотна. При распахивании ее дерн оборачивается книзу, и по пласту сеют обыкновенно наиболее ценные расте­ния. В первые годы поднятия почва отличается наибольшим плодородием, а через три-четыре года урожайность ее значи­тельно падает. Современники и предшественники Костычева объясняли высокое плодородие новей двумя причинами: во-первых, обогащением верхних горизонтов почвы элементами минерального питания за счет более глубоких слоев и, во-вторых, отсутствием сорняков на вновь распахиваемых землях. «Последнее действительно справедливо», указывал Костычев. «Что же касается первой причины, то она явно не убедительна. Роскошное развитие сорных растений на старой пахоте и урожаи культурных растений при благоприятной погоде, — писал Павел Андреевич, — доказывают, что в почве, паханной пять-шесть лет, содержится вполне достаточный запас питательных веществ для растений.

Причины высокого плодородия

По моему мнению, — продолжает он, — плодородие нови объясняется со­вершенно иною причиною». Почвы новей резко отличаются от старопашен но своей структуре. «Такое строение пластов в высшей степени благоприятно для посеянных на нови расте­нии. Пласт благодаря значительной плотности слагающих его комочков остается сверху всегда рыхлым, даже после очень сильных дождей, те же дожди на старопахотных почвах создают порядочную корку. Такое строение почвы только и может быть на новях; никакие меры ни при каких условиях не могут придать старопахотной земле такого строения». Раз­ница между вновь распаханными черноземами из-под целины и старопашками заключается, следовательно, только в том, что первые, благодаря структуре и отсутствию сорняков, больше накопляют и лучше сохраняют влагу. Даже в самые засушливые годы, когда бесструктурная почва просыхает почти на всю глубину, структурная почва, впитавшая в себя влагу зимних осадков, питает растение в течение всего веге­тационного сезона.

И снова, но еще с большим основанием, чем в студенческие годы, Костычев утверждает, что «вопрос о влажности почвы и о возможности выгодно регулировать ее при разных обстоятельствах представляет один из важней­ших, если не самый важный вопрос в земледелии.» и что «неурожаи и плохие урожаи растений всего чаще (в среднем выводе, можно сказать, исключительно) обусловливаются недо­статком воды в почвах. Все другие причины неурожаев имеют характер случайный или местный, и только влажность почвы представляет причину значительных колебаний в урожаях целых стран».

В 1981 г. в открытом заседании Физико-математи­ческого факультета С.-Петербургского университета П.А. Ко­стычев защитил магистерскую диссертацию на тему «О нерас­творимых фосфорнокислых соединениях почв».* В этой работе на основании большого числа экспериментальных исследований, вопреки распространенному в то время мнению, что фосфорная кислота в почве связана с полутораокисями, Костычев приходит к заключению, что основной ее формой в черноземной почве является фосфат кальция.

Магистерская диссертация П. А. Костычева получила пол­ное одобрение со стороны официальных оппонентов — про­фессоров университета А. В. Советова и Д. И. Менделеева — и создала автору широкую известность. Спустя три месяца после ее защиты, в феврале 1982 г. Павел Андреевич в каче­стве приват-доцента приступил к чтению курса почвоведения в С.-Петербургском университете для студентов IV курса естественного разряда Физико-математического факультета и с небольшим перерывом читал этот курс по 1993 г. В 1982 г., почти сразу же после появления сообщений Настера о предохранительных прививках сибирской язвы, по поручению Главного управления Государственного кон­нозаводства П. А. ездил в Париж для более обстоятельного изучения этого вопроса.