Вопрос о землях, которые орошать оказывается невоз­можным

Что же касается воззрений автора относительно непосред­ственных средств обеспечения полей необходимой влагой во время засух, то по этому поводу он высказывается в следующих выражениях, которые мы позволим себе привести дослов­но:

«Вопрос о землях, которые орошать оказывается невоз­можным, при всей его громадной важности, не пользуется, однако, тем вниманием, какое следовало бы ему оказывать. На изыскания по орошению и на устройство плотин и пр. ас­сигнуются сотни тысяч, и все приветствуют такие расходы с восторгом; восторг, конечно, в этом случае понятен, но мне кажется непростительным пренебрежение к таким изыска­ниям, которые могли бы указать на средства снабжать влагой неорошаемые земли; на этот предмет затраты исчисляются сотнями рублей на всю Россию, а самые исследования как-то остаются в стороне, не привлекая ничьего внимания. Многие, впрочем, склонны думать, что на землях неорошаемых земле­делие, будучи предоставлено всем капризам погоды, неизбежно обречено случайностям, совершенно неотразимым, вроде засухи 1991 г. Но такое мнение совершенно неосновательно; неорошаемые земли можно, хотя, конечно, не вполне, но все же в значительной степени, предохранить от действия засух».

Главным средством обеспечения урожаев является, по автору, своевременная и соответствующая обработка черно­зема. Доводы автора в пользу изложенного учения весьма серьезны и обставлены с фактической стороны многочислен­ными данными. Уступая желанию своих читателей и последователей, П.Л. Костычев собирает все свои статьи, о которых мы только что говорили, носящие чисто прикладной характер, в отдельный сборник и издает под заглавием «Обработка и удобрение чер­нозема».

Это издание было встречено сельскими хозяевами в свое время с полным сочувствием. Мотивом к изданию сборника послужили также неурожаи 1991 и 1992 гг., так как во мно­гих статьях, вошедших в сборник и написанных много раньше, теоретически были предсказаны подобные неурожаи на чер­ноземе при известном неблагоприятном сочетании состояния погоды и принятых способах обработки почвы. Но этого мало: отдавая свою дань времени и обстоятельствам, П.А., по слу­чаю двух неурожайных годов, выступает со своим авторитет­ным словом, и в ряде публичных чтений в Сельскохозяйствен­ном музее он знакомит своих слушателей с вопросом о при­чинах неурожая в указанные два года в нашей черноземной полосе и «каким образом можно устранить подобные неурожаи в будущем посредством правильной обработки полей». В этих чтениях лектор изложил, в виде извлечения из предыдущих своих работ, данные в пользу возможности успешной борьбы с засухами путем обработки полей и накопления на них снега.

В 1893 г. эти чтения были напечатаны и вышли отдельной брошюрой под заглавием, выше нами цитированным. Собственно говоря, в этой брошюре мы не встречаем чего-нибудь нового, но самый способ изложения, мотивировка различных поло­жений и убежденность автора в возможности борьбы с засухой делают книгу весьма интересной и поучительной, и появление ее, как резюме всех взглядов по данному вопросу, нельзя не считать вполне уместным. В настоящее же время, когда со смертью П.А. Костычева мы не услышим более его живого слова, книга эта является особенно интересной как заключи­тельное веское слово. Насколько нам известно, эта книга была и последним печатным трудом П. А., если не считать вышедших позже вторым изданием некоторых его книг.

Заканчивая наш очерк, мы не можем не привести здесь неко­торых общих замечаний, характеризующих личность покой­ного.