Фито - и зоопедология

Далее следуют работы Костычева (и его учеников), касав­шиеся физики почв, их структуры, условий передвижения в них влаги, внутренней росы, действия на почвы мороза и пр. Все эти изыскания, сопровождавшиеся тщательным ана­лизом явлений и постановкою поверочных опытов, имеют большое научное и практическое значение. Не менее интересовался покойный Костычев фито - и зоопедологией, а также метеорологическими и геологическими вопросами, имеющими тесную связь с изучением почв. Не все из высказанных им взглядов могут быть признаны одинаково удачными; но везде видно настойчивое и упорное искание истины, беспокойная погоня за нею, приводившая иногда к увлечениям, мы думаем, временным.

Костычевым, между прочим, подчеркнуто значение меха­нического и структурного характера почвы в распределении лесной и травянистой растительности; его близко занимали вопросы о соотношении между химическими свойствами почв и флорой; ему принадлежат некоторые интересные наблюде­ния над населяющими почву животными и им же уделено много внимания прежним и нынешним климатическим условиям степной полосы России.

Исследования над отдельными естественными типами рус­ских почв производились Костычевым во всеоружии его осно­вательных и разносторонних знаний. Первое место среди них занимает широко задуманная монография «Почвы черно­земной области России», из которой была напечатана при ого жизни первая часть: «Образование чернозема». Черноземо-образовательные процессы, характеризующиеся в результате особым количественным и качественным состоянием в черно­земе органических веществ, рассматриваются в этой замеча­тельной монографии с обычной для Костычева детальностью с критическим разбором всех привходящих условий и с по­становкой многочисленных экспериментальных исследований. Меньше по объему, по не менее интересна и поучительна по содержанию другая работа Костычева, переносящая нас из степной России в северную.

Мы разумеем его «Исследование подзола», в котором, помимо ясного и точного изложения гене­зиса подзолистых почв в ряда их химических анализов, опять встречаем специальное, тонкое и кропотливое лабораторное исследование над состоянием в подзолах фосфора и фосфорной кислоты. Солонцовым почвам Костычев также посвятил несколько статей и заметок, содержащих в себе соображения и выводы автора об условиях происхождения и залегании солонцов, об их структурных и химических свойствах и о ме­тодах мелиорации солонцов. Кроме того, Костычев касался в своих работах серых лесных земель. Не довольствуясь тео­ретическими данными относительно деградации почв и наблю­дениями в природе, он доказал прямым экспериментом воз­можность и действительность перехода чернозема, при извест­ных условиях, в бедную перегноем «серую почву». Наконец, Костычев произвел особые исследования над днепровскими, так называемыми Ллешковскими песками и над скелетными почвами Крыма и Кавказа (анализы почв виноградников).

 

Система общих воззрений Костычева на физико-химиче­скую натуру и жизнь почвы изложена в его обширном курсе почвоведения, читанном студентам Лесного института. К сожа­лению, этот курс остался не напечатанным. Сжатый, но заклю­чающий в себе оригинальные мысли и выводы очерк почвен­ных типов России помещен Костычевым в сборнике «Сельское и лесное хозяйство России», изданном департаментом земле­делия и сельской промышленности для Чикагской выставки. В этой статье («Почвы России») приведены таблицы химических анализов русских ночв, исполненных самим автором, и к ней приложена небольшая схематическая почвенная карта Евро­пейской России с обозначением чернозема, лесных земель и песков.

Мы не касались агрономических и вообще при­кладных работ покойного ученого, хорошо известных сель­ским хозяевам. Для нас в этих работах наиболее поучительно то, что все они основаны на чисто научных посылках и, прежде всего, на том же внимательном и разностороннем изучении почв. Агрология есть производное педологии, разумная агро­номическая техника есть производное естествоведения, до­вольство и богатство страны есть производное знания— вот девиз, которому посвятил П. А. Костычев всю свою трудовую жизнь, который он поставил в основу своей научной деятель­ности и завещал всей мыслящей земледельческой России.

Костычев подчеркивает основную и правиль­ную мысль о том, что процесс образования чернозема нельзя понять, если не принимать во внимание «физиологии высших растений», которые создают органическое вещество, и «физиологии растений низших», про­изводящих разрушение органического вещества. В результате такого взаимодействия растений с материнской породой создаются различные почвы той или иной степени плодородия. Данной работой Костычева было положено начало биологическому направлению в почвоведении, в последующем блестяще развитому В. Р. Вильямсом, который считал, что сущностью процесса почвообразования является синтез и разложе­ние органического вещества и что без этого процесса но может возник­нуть ни одна почва. Это одно из основных положений И. А. Костычева в во­просе о происхождении чернозема, что он «образовался на месте его нахо­ждения при посредстве таких же растений, которые на нем растут и до сих пор.