Русская черноземная степь

Во многих местах можно даже найти такое определение понятия о степи (со включением русских черноземных степей), что будто бы степь — это есть местность, где недостаток влажности не допу­скает существования лесной растительности. В настоящее время получают господство более правильные понятия об этом предмете. Весьма ценные замечания мы нахо­дим, например, в книге г. Воейкова.

«Нужно обратить внимание на распределение лесов и сте­пей, — говорит он. — Вопрос о причинах этого явления — один из спорных в науке. Иные настаивают на том, что это зависит исключительно или почти исключительно от кли­мата, что лесные деревья, испаряя много влаги, требуют и большого количества атмосферных осадков и что особенно деревья с опадающими листьями требуют правильных и обиль­ных осадков в растительный период, т.е. в средних и высших широтах летом. По их мнению, леса прекращаются там, где падает слишком мало дождя летом; такие условия они считают пригодными лишь для степной растительности.»

Далее, указавши на некоторые заблуждения Гризебаха, г. Воейков продолжает: «Причина подобного заблуждения автора понятна: сначала явилось мнение об исключительно климатических условиях лесной и степной растительности, а затем уже приходилось подгонять факты ботанической гео­графии под излюбленную теорию. Я не думаю отрицать того, что существование лесов невозможно, когда влаги становится недостаточно, — говорит г. Воейков далее, — не отрицаю и того, что очень обширные страны земного шара по своему климату недоступны для лесов, но доказываю лишь, что необходимое для них количество влаги далеко не так велико, как обыкновенно полагают. Я думаю даже, что где существует роскошная степная раститель­ность из злаков, бобовых и т. д., там влаги достаточно и для лесов».

По моему мнению, едва ли может быть сказано что-либо более справедливое по отношению к этому вопросу. Лет 30—40 назад убеждение в невозможности развести лес на черноземе господствовало и у лесничих, и вследствие этого на лесоразведение требовались громадные суммы, потому что прилагались особенные, по необходимости дорогие, меры для обеспечения растений необходимой влагой. В настоящее время, к счастью, убеждение в трудности развести лес на степи осталось только у лиц, незнакомых с лесоразведением; лес­ничие и хозяева, занимавшиеся этим делом, и вообще все, так или иначе знакомые с ним, знают, что по мере ознакомле­ния со степным лесоразведением приемы его все более и более упрощались и что теперь при разведении лесов применяются средства самые простые, состоящие только в устранении кон­куренции диких травянистых растений с посаженными дерев­цами в первые годы жизни их.

Замечательно, что в некоторых местах леса сами собой возникли на черноземе; факты нахождения лесов на черно­земе указаны уже г. Докучаевым, и летом 1984 г. я сам видел такие леса недалеко от Уфы; на такие же леса в южной части Уфимской обл. указано мне г. Шафрановым. В том месте, где подобные леса видел я, появление их не представляет ничего удивительного, потому что невдалеке имеются леса, несо­мненно, существующие издавна, растущие не на черноземе. Напротив, в примере г. Шафранова семена должны быть принесены издалека, и г. Шафранов полагает, что они могут пере­носиться действительно на далекие расстояния по снегу с мете­лями, что иногда им и наблюдалось. Несомненно, что таким способом семена могут легче переноситься в короткие сроки на значительные расстояния, чем по траве, и затем во время оттепелей они прикрепляются к месту и остаются на нем или же заносятся в углубления и останавливаются в них. Существо­вание лесков в балках во многих черноземных местностях, может быть, обязано своим существованием такому переносу семян.

Что леса, про которые я говорю, возникли на черноземе и притом в недавнее время, это доказывается, как думает г. Шафранов, их возрастом — старейшие деревья в них 50 лет; отсутствием малейших следов существования вырубок в преж­нее время и отсутствием каких бы то ни было следов преж­него леса вокруг них; для меня лично столь же убедительным доказательством отсутствия здесь леса в прежнее время кажется присутствие под этими лесами чернозема, во всех отношениях подобного тому, который находится в окружающих лес степях. Нужно прибавить, что леса, виденные мною, находятся совсем не на низменных местах, а покрывают безразлично как низ­кие места, так и высокие. Леса эти исключительно листвен­ные.